Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

2 МАЯ 1945 ГОДА

Русским солдатам и офицерам , 65000 замученным в фашистском лагере для военнопленных шталаг-326(VI-К) в Вестфальской области Германии посвящается:

ОТКРЫТИЕ ПАМЯТНИКА
ТРАУРНЫЙ МИТИНГ

Приказом начальника лагеря открытие памятника назначается на 2 мая.
Ещё  в процессе  строительства  памятника, кладбище и стройку постоянно посещали  группы освобождённых военнопленных   сербов и поляков - наши
соседи  по лагерю. Теперь они  выразили желание  вместе с русскими принять участие в траурном митинге при открытии памятника. Нас это радует: наше
горе - общее горе  всех народов,  на которые  нападала  гитлеровская Германия.

2-е мая. Великая Отечественная Война заканчивается.
Мир ждёт сообщение о безоговорочной капитуляции

фашистской  Германии.  Победа!
Западная Германия - американская зона оккупации.
В этот солнечный, весенний день в  местечке Форелькруг (Forellkrug)

общины Штукенброк (Stukenbrock), земли Северный Рейн Вестфалия 
на месте братского кладбища Советских военнопленных шталага -326
(VI-К)  состоялось открытие первого в Европе памятника построенного силами освобождённых военнопленных. Его возведением, бывшие в плену и освободившиеся  советские люди, выразили память Родины погибшим.
Создали для современного и будущих поколений  Германии вечное
напоминание о преступлениях нацизма, совершенных против  человечества.


10 часов утра  у памятника  почётный караул: в почётном карауле  стоят строители. Три  бойца, по одному  по углам  треугольника основания  памятника, стоят замершие с винтовками "К ноге".
Ни один  мускул  не дрогнет  на  их лице. Каждые  десять  минут из строя строителей  памятника, стоящих  между рядами  могил  напротив памятника  выходят трое  и сменяют  своих  товарищей в почётном карауле.
Начинают  прибывать подразделения освобождённых военнопленных. Первыми прибыли рослые, стройные, в своей национальной форме - сербы; затем поляки; затем в непрерывно один за другим, прибыли 16 батальонов русских и солдаты американского гарнизона, расположенного вблизи лагеря.
Внешний вид русских особенно ярко показывает, как сильна была ненависть фашизма к русскому революционному, передовому народу; среди них много истощённых, бледных, худых; правда, одеты они лучше, чем  были одеты в плену (деревянных колодок, измучивающих  человека, уже нет на ногах) всё, что было  пригодно к носке, на складах лагеря  роздана товарищам, но всё это старое  немецкое, перекрашенное  в зелёный цвет, чтоб  создать  форму русского военнопленного. Особенно  замученными  выглядят  офицеры, идущие впереди своих подразделений.  Для  офицеров был выработан  фашистами  особенно тяжёлый режим.  28  дней прошедших  после освобождения,  хороший американский паек  сделали своё дело: вид людей стал лучше, но этих дней недостаточно, чтобы  полностью изгладить  внешние  следы  пребывания в фашистом  плену.
Пришли все, кто мог идти, инвалидов принесли на руках. В лагере  осталось около 700 человек - больных  лазарета.  Они прийти не могут, но они со своими представителями-врачами, фельдшерами прислали венок на могилы товарищей.
Каждый батальон, каждая отдельная группа быстро занимают  места. Непосредственно впереди могил выстроилась группа с венками.  В этой группе, также как и в общем строю, не только русские, но и представители освобождённых поляков, сербов. Вместе с нами  присутствуют здесь  и сборный русский лагерь «Зенне-1», организованный в бывшем немецком военном городке. Лагерь «Зенне-1» расположенный в 20 километрах от места кладбища; не все из лагеря смогли прийти, но их представители во главе с начальником лагеря  подполковником  Жук, капитаном Роденковым и  другими присутствуют здесь. 
Взвод красноармейцев и взвод американских солдат построены для
дачи салюта.

11.00.  На трибуну, поставленную впереди памятника, перед строем собравшихся, поднимаются  замначальника лагеря капитан медицинской службы Сильченко, заместитель начальника лагеря по политической части
ст. лейтенант Лысов, начальник штаба лагеря майор Храмов, американский комендант лагеря капитан Андреус.
Короткая речь капитана Сильченко, взмах руки - и в момент, когда капитан  Сильченко произносит слова «памятник открыт», падает  полотно, закрывавшее памятник. Все обнажают головы и читают обращённые  к ним надписи на русском, английском и немецком языках:

                  "Здесь, покоятся русские солдаты,
                 замученные в фашистском плену.
                                    Их 65000 .
                        Вечная память  товарищам.
                               1941-1945 г.г.";

Оркестр играет траурный марш. У  многих  на глаза  навернулись  слезы;
те, кто не плакали давно, может  быть  с детства, плакали теперь.

Население целого города,  умерщвлённое  в течение  неполных четырёх лет, лежало здесь покрытое землёй.
Под звуки траурного  марша  медленно отделяются от строя с  венками
отдельные  группы, они торжественно  несут  венки,  бережно их укладывают  на ступенях памятника, отдают  прощальное  приветствие  и идут в строй своих подразделений.  Возложение венков окончено; ступени памятника сплошь укрыты  венками.
Под  звуки  траурного марша, с непокрытыми  головами проходят собравшиеся вокруг памятника, прощаясь с оставшимися  навечно в  чужой  земле товарищами. Впереди  идёт офицерская рота, за  ними  сербы  и поляки, затем батальоны  освобождённых из плена солдат армии  Советского Союза, американские солдаты. Последними  идут строители памятника.
Завтра  строители  придут  опять.  Памятник построен, но строители решили построить ограду, а командование одобрило это. Приказ о строительстве ограды кладбища  определил   работы   второй очереди по превращению  заброшенных  в поле могил - в кладбище русских военнопленных.



img170-2-site

                                                     2 мая 1945 года

Цветы для Штукенброка








Цв.штук-логотип

После окончания войны о «русском кладбище» в Штукенброке знали только местные жители. Знали и не хотели вспоминать. Никто из них не возразил, когда в разгар холодной войны был снесён памятник 42 военнопленным командирам Красной армии расстрелянных в шталаге-326.
Но через два десятилетия после окончания войны в городах Восточной Вестфалии сформировалась группа совестливых людей стремившихся к познанию прошлого. В неё вошли представителей разных поколений и
разных политических взглядов, которым не было безразлично отношение сограждан к истории национал-социализма. Было принято решение создать рабочий кружок.
Возглавил рабочий кружок Генрих Дистельмайер, бывший солдат вермахта, после возвращения из американского плена ставший протестантским пастором.
Создатели кружка считали, что кладбище советских солдат в Штукенброке, его история, сегодняшнее обращение к ней, будущее кладбища должны служить тому, чтобы преступления нацистов, совершенные в этих местах, никогда больше не повторились. Члены кружка хотели выработать альтернативу холодной войне, «построить мост» на Восток и сохранить память истории Шталага - 326 и кладбища советских солдат в Штукенброке. Им было важно, чтобы люди учились на уроках истории, определяя своё будущее.
2 сентября 1967 года под лозунгом «Мы хотим помнить» прошёл первый День памяти.
Члены кружка обратились с призывом к местному населению положить по одной красной гвоздике каждому погибшему советскому военнопленному и тем самым показать, что немцы благодарны Советской армии за освобождение от фашизма и готовы хранить память о жертвах фашизма.
Эта акция положила начало движению "Цветы для Штукенброка ".

Генрих  Дистельмайер писал: «У нас не было мандатов церковной администрации, не говоря уже о поручениях местных властей. Мы пришли сюда по собственной инициативе - небольшая группа, на которую поначалу никто не обращал внимания. Когда мы начинали расспрашивать местных жителей, нам обычно говорили: „К чему ворошить то, о чем уже никто не помнит? Оставьте мёртвых в покое..."  Но мы не были согласны с такой позицией, мы хотели узнать о прошлом и не дать прорасти траве забвенья... Мы хотели рассказать о том, то скрывалось за молчанием поросшей лесом пустоши».
Поначалу благородная акция Дистельмайера и его единомышленников не находила никакой поддержки. В первых мероприятиях в Штукенброке, сопровождавшихся поминальной молитвой и возложением венков к монументу, участвовало всего 15-20 человек.
Правительство земли Северный Рейн-Вестфалия, пыталось обвинить группу сторонников Дистельмайера в «антиконституционной деятельности».
Но постепенно ситуация менялась.
О рабочем кружке и мемориале в Штукенброке заговорили в прессе.

img252 (Копировать)


Начало действовать общественное движение «Цветы для Штукенброка -
Blumen-fuer-stukenbrock».

В течение многих лет, в первую субботу сентября, у подножия монумента
65 000 погибшим советским военнопленным в Штукенброке проводятся манифестации в память о жертвах войны, в защиту мира, против возрождения нацизма в Германии.
Монумент и мемориал в Штукенброке стали святыней для немцев, заботящихся о будущем Германии, о мире в Европе. Особенно знаменательно, что в манифестациях в Штукенброке активное участие принимает молодое поколение немцев, студенты и школьники.
Студенты-антифашисты, которым не безразлична судьба Германии, уже более 20 лет в дни манифестаций организуют на поляне рядом с братским кладбищем и монументом свой лагерь. Они убирают территорию, охраняют монумент и мемориал от возможных попыток его осквернения неофашистами, устраивают тематические семинары на темы, связанные с историей войны и фашистского рабства, с современными проблемами в Германии и в других странах.

«Заботьтесь те, КТО живёт о том, чтобы оставался мир,
мир между людьми, мир между народами».
Это предостережение Штукенброка – наше задание и обязанность.

Рабочая группа «Цветы для Штукеброка»
Arbeitskreis Blumen für Stukenbrock

www. blumen-fuer-stukenbrock.de

1941 ГОД - ПЛЕН








Шталаг 326(VI-К) был построен на костях русских военнопленных,  каждый кирпич, каждая стенка  барака, каждый метр колючей изгороди  были пропитаны русской кровью, куплены ценою неимоверно тяжелых страданий и унижений русского человека.

img050 (Копировать)
                 первые военнопленные в шталаге-326

Из рассказа бывшего военнопленного лейтенанта Здор Дмитрия Марковича из села Владимировка, Добрянского района, Черниговской области:
«Это было 7 июля 1941года .Истощённые, измученные до полусмерти дорогой, без воды и пищи тянулись длинной колонной русские военнопленные со станции Хёвельхоф (Hővelhof) в лагерь З26. Это был второй транспорт, прибывший в Шталаг-326.
В шталаге мы получили по 3-4 картофелины и по кусочку чёрного суррогатного хлеба. На ночь мы оставались под открытым небом и, чтобы согреться, развели костры. Но греться нам не пришлось, так как немцы открыли по горящим кострам стрельбу.

Утром построили всех в колонны,  и мы стояли по команде "смирно" около четырёх часов, дожидаясь глотка чаю. Построение происходило при помощи собак и палок. Когда собака сбивала с ног военнопленного, к нему подскакивали 3-4 немца и избивали его до потери сознания.
Кто, по мнению немцев, был плохо умыт, того тащили к помпе и поливали холодной водой в течение 10-15 минут.
После обеда снова всех выстроили. Появились солдаты в черных фуражках. Это были гестаповцы (СС). Они выводили из строя всех, кто им казался похожим на еврея. Находившиеся в строю должны были в это время стоять по команде "смирно". Если кто поворачивал голову или шевелился, то получал по голове удар резиновой дубинкой. Подобные  построения повторялись на протяжении нескольких дней ,иногда эсэсовцы приносили с собою  сырую брюкву и бросали  её в строй  военнопленных. Кто посмел наклониться и взять брюкву, тот подвергался  жестокому  избиению, для  большей "острастки"  при  этом поднимали  стрельбу из автоматов и пистолетов».

За вторым транспортом вскоре прибыл третий, четвёртый  и лагерь к концу июля 1941 года уже насчитывал более 12 000 человек.
Стояли пасмурные дни, часто шёл дождь. Жить под открытым небом было невозможно. В середине июля, с разрешения немцев, люди начали рыть ямы для жилья. Это был тяжёлый ,каторжный труд. Лес пилили колючей проволокой, землю копали котелками и ложками , сосновыми сучьями. Через две недели лес покрылся сплошными ямами, сверху закиданными брёвнами и древесной хвоей. При беспрерывном дожде ямы наполнялись водою. Нередко они обваливались, заживо погребая людей. После  отбоя  люди не имели права выходить из своих нор. Оправлялись в ямах. Тех, кто выходил наружу, расстреливали из автоматов.


img065 (Копировать)
                         норы-землянки в шталаге-326


img066 (Копировать)
                       в норе-землянке


Из рассказа бывшего военнопленного Куценко :
Харьковская обл., Дворичанский район, село Вильшаны
«Однажды, в начале августа 1941 года 60 пьяных эсэсовцев  с собаками, с криками ворвались в лагерь. Овчарки вскакивали в землянки, в которых мы тогда ещё жили, и вытаскивали наверх больных и слабых. Фашистские солдаты разрушали наши "квартиры", докалывали штыками оставшихся там людей. В течение 30-40 минут все было сравнено с  землёй. Много пленных было заживо погребено в землянках. Потом  нас согнали  в один угол - собаки рвали зубами, а часовые без разбора били прикладами и кололи штыками.

За время "штурма" было убито и  завалено землёй 56 человек. Такая участь постигла и  одного моего товарища. Не помню его фамилии. Знаю только, что звали его Ваней,  что был он из Москвы. Я жил с ним в одной землянке, он что-то приболел, и когда начался штурм, видимо, не успел выскочить.
На другой день после "штурма" я откопал его труп, Он был синий, весь покусанный собаками».

В середине сентября 1941 года началось строительство бараков.
Военнопленные, получавшие мизерный пищевой рацион, к этому времени представляли собой совсем обессиленную и нетрудоспособную массу.
Их постоянно мучил острый голод. Насколько был силен этот голод, говорит то, что в лагере была съедена  вся трава - люди с каждым днём слабели.
И вот этих слабых, голодных, измученных людей стали выгонять на строительные работы. Немцы каждый день строили без всякого разбора тысячи военнопленных  и гнали их за 7 километров от шталага на станцию Хёвельхоф   за стандартными щитами для будущих бараков. Больные и слабые, которые не в состоянии были выдержать долгого пути с тяжестью на плечах, падали, их кололи штыками, били прикладами, пристреливали. Остальные, качаясь от ветра, сгибаясь под непосильной ношею, медленно продвигались под пинками и ударами немцев. Взявшие щиты первыми  уходили далеко вперёд, а  последним приходилось их догонять бегом , упавших без чувств клали на щиты и несли в лагерь. Часто немцы, во время марша, находили забаву в том, чтобы толкнуть несколько человек, заставить их упасть и смеялись над придавленными под щитами людьми.

С 12 часов до 13 часов раздавали обед - один литр "баланды" из травы - и гнали вновь на работу до 20 часов. Таким образом, рабочий день, начинавшийся в 7 часов утра, длился 12 часов. Уклонявшихся от работы немцы ловили и избивали, а затем привязывали на 2-3 дня колючей проволокой к деревьям, не давая им в течение этого времени ни хлеба, ни  воды.

                                

В начале октября 1941 года в западной части лагеря было построено 5 первых бараков, но жить в них не разрешалось, и военнопленные по-прежнему продолжали прозябать в ямах. Глубокой  осенью в этих бараках разместили штатных работников, обслуживавших лагерь (полицейских, банщиков, поваров, санитаров и др.).
img068 (Копировать)
                нора землянка, на заднем плане первые бараки

К концу лета 1941 года в шталаге-326 находилось  значительное количество русских военнопленных, прибывших из различных  сборных лагерей. Они жили в ужасных  бытовых условиях. Грязь, скученность, отсутствие бани и какой  бы то  ни было дезинфекции, привели к большой завшивленности военнопленных. Угроза распространения  брюшного тифа нависла над лагерем. В порядке очередной "заботы" о военнопленных немцами были  привезены  походные дезинфекционные установки и поставлены прямо под открытым небом. Началась  "санитарная обработка".
Люди раздевались, мылись пять минут под душем, а потом (осенью, часто под холодным дождём) мокрые, стучащие зубами от холода, в течение 2-х часов ожидали своих вещей. Тёплой воды, как правило, не хватало и многим приходилось мыться совершенно холодной водой.
Всех, кто пытался избежать холодной ванны, безжалостно избивали палками и обливали в довершение холодной  водой  из шланга.

Питание было рассчитано на  то, чтобы пленный постоянно ощущал голод и умирал медленной мучительной смертью. На почве систематического недоедания у большинства пленных появились голодные отеки.
Нормы  питания не обеспечивали и половинных потребностей для нормального существования человека, военнопленные получали
700-900кал-в 1941 году, 400-500 кал в 1945 году.
Хлеб (300 гр – в 1941 году,180 гр  с марта 1945 года) был сырой, с примесью суррогатов, чёрный, по внешнему виду напоминающий  торф.
Для пленных пищу  варили  из отбросов  овощей  и зелени, непригодных даже для кормления скота – полугнилой  брюквы, гнилого картофеля или картофельных очистков, ботвы свекольной, турнепса и др. зелени. Вся  эта "продукция" не только не чистилась, но даже и не мылась. Её окачивали холодной  водой, резали и в таком  виде закладывали в котёл, соли часто недоставало. Зимой, вместо свежей  брюквы, и зелени пленным варили сушёную брюкву и какую-то сушёную траву.
Недоброкачественная пища из продуктов-суррогатов, гнилых овощей и зелени вызывала широкое распространение желудочно-кишечных заболеваний. У голодных, истощённых людей ослабленный организм не оказывал достаточного сопротивления инфекционным заболеваниям, которые принимали эпидемический характер.
Но даже и того, что было положено по утверждённым немцами  голодным нормам суточного рациона, пленные   полностью  не получали и  нормы  оставались только  пустой  бумажкой, т.к. наиболее ценные, доброкачественные продукты расхищались немцами.
Вследствие  этих причин смертность  среди пленных получила большой размах.
Измученные продолжительным голодом пленные   становились  тенями.   При росте в 176 см. вес истощённых пленных составлял только 42 кг.(!!!).
В бане  на раздетых пленных страшно было смотреть - скелеты, кожа да кости.

img110-pic (Копировать)
                  Рисунок бывшего военнопленного Глинова А.С.

В «Обобщённом банке данных о защитниках Отечества, погибших и пропавших без вести в период Великой Отечественной войны и послевоенный период» есть следующие записи о первых погибших в
шталаге-326:
через семь дней после прибытия первой партии военнопленных, отделением учёта шталага-326 (VI К) была зафиксирована смерть:

Номер записи       81791562
Фамилия     Покусоян
Имя   Микола
Дата рождения     06.12.1919
Воинское звание  солдат
Судьба        погиб в плену
Дата смерти         13.07.1941

Номер записи       81791563
Фамилия     Куземушкин
Имя   Пётр
Дата рождения     15.08.1918
Воинское звание  солдат
Судьба        погиб в плену
Дата смерти         13.07.1941

17 июля 1941 года - умер от огнестрельного ранения рядовой Колакобин (Кдаробен) Георгий Алексеевич.
Номер записи       300204619
Фамилия     Колакобин (Кдаробен)
Имя   Георгий
Отчество    Алексеевич
Дата рождения     12.06.1920
Судьба        Погиб в плену
Дата смерти         17.07.1941
Адрес родственников: Ставропольский край, ст. Беслан корп. 30 кв. 2
                                      Александра Игнатьевна

Их тела были похоронены на окраине кладбища церковного прихода
Святого Ахатия в Штукенброк-Зенне.

В августе 1941 года число умерших начало увеличиваться, и в начале сентября лагерю военнопленных было отведено собственное кладбище в непосредственной близости от церковного кладбища.
В течение следующих лет в 36 общих могилах, длина каждой из которых составляла около 116 метров, были захоронены тысячи советских военнопленных, умерших в шталаге и находящемся неподалёку госпитале Штаумюле и на работах в ближайших окрестностях.


В тот день, когда в шталаг 326 прибыли две первых партии военнопленных, насчитывавших около 4000 человек, в газете "Вестфелишес Фольксблатт Падерборн"  была опубликована статья:
«Их последний бой.
Большевистские нелюди в немецком плену (отрывок)».

Вполне возможно, что судьба военнопленного столь сильно угнетает
солдата, что он теряет душевное равновесие и меняется внешне. Этот процесс отражается и на его лице. Так было во Франции. Однако то, что здесь могут увидеть жители Центральной Европы - это самая примитивная
и низменная часть белой расы. Настоящие лица преступников, бычьи шеи, плоские лбы и лживые, коварные взгляды. В таком виде проходят перед
нами борцы за свободу и права человека, порабощённые, раздавленные существа, слабые, еле волочащие ноги, больше похожие на обитателей джунглей, чем на солдат. Даже их грязная, никуда не годная военная форма наводит на интересные мысли. Это не только грязь дорог и лесов, это не только следы пребывания солдат под открытым небом - ведь и нам приходилось бывать в таких условиях - это старая грязь, приставшая к отвратительному обмундированию ядовито-зелёного цвета, это неряшливость и распущенность.
А вот вновь появилось несколько фигур, похожих на крадущихся кошек, с широкими скулами и восточным разрезом глаз. Тупо и бездумно плетутся они в колонне за идущим впереди человеком, садятся вслед за ним и встают, когда тот поднимается.  Человеческое стадо, лишённое всякой духовности и культуры, посланное Москвой на борьбу за свободу и всемирное обновление! Эти оторванные от жизни существа, скорее, животные, чем люди, идущие сейчас в плен, возможно, ещё совсем недавно шагали под советским знаменем под громкие звуки "Интернационала", чтобы повсюду бить фашистов, о которых они не имели никакого представления...
Эти фанатики большевизма, эта подлая солдатня - опасные враги, и лучше всего это знают наши солдаты из опыта прошлых боев. Такой враг не воюет открыто и честно, его оружие - коварство и организованный грабёж. Эти животные, убившие из засады уже многих немецких солдат, как правило, прячутся от крупных подразделений, предпочитая нападать на отдельных немецких военнослужащих. Такая тактика как две капли воды напоминает методы уличного боя, которые Москва когда-то хотела применить в гражданской войне в Германии. Уже не раз пленные русские коварно нападали на немецких караульных солдат ночью или при прохождении колонны пленных через лес, чтобы завладеть оружием. Однако в таких случаях с ними не церемонились. Нет никаких сомнений: большей частью
в колоннах военнопленных мы видим отъявленный коммунистический
сброд с преступными инстинктами и подлыми лицами.
Когда видишь эти орды, рассудок и сердце отказываются понимать, за
что природа так плохо обошлась с человеческой расой. Неужели это представители народа, который до коммунистической эры все же подарил миру известных художников и учёных? Нет, в этих заключённых, самому старшему из которых не более 30-35 лет, мы впервые видим олицетворение плодов тлетворного влияния большевизма на русский народ. Это потрясающая по своей трагедии картина, показывающая, во что превратился здоровый по природе народ из-за жизненного кредо еврейского коммунизма. Политическое сознание и нравственность всех этих людей, марширующих теперь в немецкий плен, сформировались под воздействием большевизма, который апеллировал только к самым низменным инстинктам, убивая души ещё в раннем детстве и делая их невосприимчивыми к ценностям европейской культуры. Большевизм привил славянству тупую ненависть ко всему, что не является коммунистическим. Так появились воспитанные на идеологии большевизма неполноценные люди, которых теперь Москва ведёт в бой против нас, и при помощи, которых она когда-то хотела обратить мир в новую веру и достичь "новой справедливости ". При виде этих неполноценных людей приходишь к полному убеждению, что, действительно, давно пора полностью искоренить большевизм - это регрессивное направление развития человечества.


Источник: Их последний бой. Большевистские нелюди в немецком плену.
Вестфелишес Фольксблатт Падерборн, г. Падерборн, 10.07.1941.
Отто Рейнхард // Шталаг 326 (VIK) Зенне – лагерь военнопленных в Вестфалии. – Борхен: Янус Друк, 2001. – 59 с.

"РОДИНА ЗОВЕТ"









Из воспоминаний Александра Васильева и Василия Кроткова:

…В начале апреля 1945 года ворота, оплетённые колючей проволокой, широко распахнуты. На вышках никого нет. Все, кто мог ходить, сгрудились на  плацу и растерянно озирались. Но вот в толпе пронёсся слух: «Кухню грабят!» Мы двинулись туда.  Вдруг раздался выстрел. Все остановились. На плацу стоял высокий пожилой человек в дырявом ватнике и в фуражке с само­дельной красной звездой. У него было бледное, строгое лицо, глаза возбуждённо горели. Он держал в руках  пистолет.
- Товарищи! - крикнул он в наступившей тишине.  - Вы уже не пленные. Но и не орда - вы советские воины. Разве вы не знаете, что среди нас есть много раненых, и больных? О них мы должны подумать! Война ещё не окончена, она идёт!
- А ты кто такой? - послышался чей-то сиплый, простуженный бас.
- Я полковник Советской Армии, командир дивизии, участник трёх войн...
Полковник говорил уверенно, спокойно, решительно, и мы почувствовали, что его уверенность постепенно  переходит и к нам. Он не спрашивал нас о званиях, а только смотрел в глаза, как бы определяя, на что мы  способны. Меня и ещё нескольких офицеров он отозвал в сторону.
- Пойдёте со мной,- сказал он нам,- будете агитато­рами. Надо сегодня же выпустить газету. Вас, капитан, назначаю редактором».
Группа вчерашних узников во главе с капитаном Ро­дниковым ринулась на поиски бумаги, чернильниц и ру­чек, цветных карандашей. Все это нашлось в разрушен­ном здании комендатуры. При свете карбидной лампочки, в клубах махорочного дыма рождались стихи, замет­ки. Готовые материалы разместили на оборотной стороне карты нацистского рейха.
Газета вышла поздно вечером. Её, прикреплённую  к стене барака, тут же обступила людская толпа. Для освещения развели костёр. И сама газета, словно костёр, излучала свет.
К ней трудно было пробиться. Оказавших­ся впереди просили читать вслух. Это было в первых числах апреля. А начиная с июня 1945 года «Родина зовёт» стала издаваться типографским способом.

Какие цели ставила газета? Сплотить освобождённых, возродить в них чувство собственного достоинства, под­готовить к дальнейшей службе в рядах Советской Ар­мии, к труду на Родине. Печатное слово призывало к дисциплине и организованности, утверждало поря­док.
Несколько тысяч прошедших через плен солдат и офи­церов ожидали отправки домой в сборном лагере Зен­не-1, на территории оставленного нацистами военного городка. Здесь все делалось по-армейски, по-уставному. «Родина! Мы готовы выполнить любой твой приказ» - такая шапка венчала газетный разворот, посвящённый жизни этого лагеря.

Редакция держала тесный контакт со штабом совет­ской военной миссии, ведавшей делами репатриации, была её постоянным помощником и неофициальным органом. Печатала сообщения о ходе репатриации, пу­бликовала репортажи из мест отправки на Родину оче­редных эшелонов, призывала одиночек, блуждающих по крестьянским посёлкам и городам, идти на сборные пункты.

Была и ещё одна тема, которую не могла обойти газе­та. Это - общее стремление оставшихся в живых увеко­вечить память погибших товарищей.

В короткое время был спроектирован и построен на братском кладбище памятник жертвам фашистского лагеря Штукенброк.

Со­стоялся многолюдный митинг. Русские, сербы, поляки, представители многих других национальностей сошлись сюда преклонить головы перед могилами братьев. Сот­ни глаз читали на памятнике слова: «Здесь покоят­ся русские солдаты, замученные в фашистском плену. Их 65 тысяч. Вечная память товарищам. 1941-1945 гг.».

Уходили на восток поезда, увозили на родную землю её сыновей. Но многие ещё оставались на чужбине, ожи­дая очереди на отъезд. С жадностью ловили они каждую весточку о своей стране…

О чем рассказывалось в лагерной стенной газете "Родина зовёт" в 1945 году :

                                                        
                            ЭТОГО  НЕЛЬЗЯ  ЗАБЫТЬ!
                                 9-й бокс «СС» лагеря 326
Нам предстоит скорое возвращение на Родину. Нам придётся рассказывать о жизни в фашистском плену, о зверствах, чинимых гитлеровскими палачами по отношения к нам – советским людям. Все мы прошли через лагерь 326, все кое-что слыхали о знаменитом 9-м боксе, но немного осталось в живых из товарищей, лично живших в этом страшном месте.
Наш долг – не забыть рассказать дома об этом чёрном, мерзком деле кровавого фашизма.
                     
                        1. ОРГАНИЗАЦИЯ   9-го  БОКСА.
В конце 1941 года в лагере начала работать особая отборочная комиссия.
Она состояла из 3-х офицеров «СС» и одного гестаповца в штатском костюме. Пленных группами выстраивали перед столом комиссии во дворе лагеря и заставляли по одному подходить к столу, одних знаком направляли дальше, других фотографировали, предварительно измерив каким-то прибором, состоящим из деревянных планок, размер головы
(по всей вероятности, основываясь на «законах» пресловутой фашисткой «теории расы»), третьих сразу направляли под конвоем вооружённых эсэсовцев в 9-й бокс.
Весь  лагерь прошёл через эту комиссию, и в 9-й бокс было отобрано и помещено около 800 человек.

                                  2. НАЗНАЧЕНИЕ   БОКСА
Немцы называли 9-й бокс «исправительным», значительно более к нему подходит название «истребительный». Сюда отбирали «неблагонадёжных»: представителей  советской интеллигенции – людей с высшим образованием, заподозренных в антифашисткой  пропаганде, саботаже, офицеров, политработников, евреев и просто людей, чья личность не понравилась гестаповцам.
Целью ставилось истребление этих «опасных», ненавистных советских людей, но истребление не просто физическое, а через муки, пытки, издевательства, унижения. Поэтому-то здесь царил полный произвол, полная свобода для удовлетворения чудовищных инстинктов гитлеровских садистов.
В отборе для пополнения убыли не признавалось никаких тонкостей.
Всякий раз, когда проходивший по лагерю офицер «СС» замечал на пленном офицерскую пилотку с красным кантом, или очки, или даже золотой зуб, то пленный  сразу направлялся в 9-й бокс.
                                       
                                       3.  В  9-м  БОКСЕ
Бокс был обнесён в два ряда колючей проволокой. Окна  бараков и уборной также были запутаны проволокой. В окнах не было рам или стёкол, в
бараках не было нар. Люди спали на мокром и грязном полу. Ночью выход из помещений был строго запрещён. Для естественных надобностей ставились ведра, а в комнатах было набито 150-170 человек.
Несколько слов о режиме. Рано утром построение. «Организуют» три гитлеровца с обнажёнными саблями. Начинается «гимнастика». Каждый получает тяжёлое полено, которое он должен держать впереди себя на вытянутых руках. С этими поленьями в течение 30-ти минут люди должны
приседать и вставать. За приседанием следует бег с быстрым падением и вставанием, ползанье по-пластунски, на локтях , ещё в продолжение
40 минут.
Такая гимнастика проводилась три раза в день.
Однажды, один из товарищей, заболев, заявил, что он не может заниматься «гимнастикой», он  был выведен из строя и тут же на глазах у всех зверски убит ударами клинка.
Об отношении к человеческому достоинству ярко говорит такой случай.
Как-то переводчику бокса понадобилось сходить в уборную. Перед тем
прошёл дождь и на дворе были лужи и грязь. Чтобы не испачкать свои новые ботинки, он приказал выложить всю дорогу от барака до уборной узниками бокса и по их телам сходил в уборную.
Для получения известного всем нам голодного пайка военнопленного было установлено очень короткое время, так что 25-30% людей не успевало получить своего пайка.
Начались побеги. Военнопленный т. Чуп первым бежал с двумя товарищами.
Один из этой тройки был убит, а двое пойманы и возвращены назад.
Их страшно пытали, издевались, били палками, обливали холодной водой, сажали раздетыми в холодный подвал.
Товарищу Чупу палачи отрубили все пальца на руках. Все это делалось на глазах у всех с целью запугивания, но побеги стали совершаться все чаще и чаще.

                           4. ЛИКВИДАЦИЯ  9-го  БОКСА.

С приближением союзных войск , 30 марта 1945 года  бокс был эвакуирован.  Конвой был сверх усиленный. На 240 человек пленных было 120 солдат.
В колонне многие шли с закованными руками. Отстающие немедленно расстреливались. Только в первую ночь с 30-го на 31 марта было расстреляно 6 человек. Гнали быстро. Каждый день  сопровождался новыми зверствами и убийствами. Совершенно не кормили. Всех ждала неминуемая смерть. Спасти мог лишь только побег. И многие пытались пробовать счастье, но большинство из них падало под пулями автоматов, лишь очень немногим удалось спастись.

P.S.  Сохранена авторская орфография.                          

                               

                                                   

                          ПОМНИ!
Товарищ, в этом номере нашей газеты  помещена краткая история 
девятого бокса. Это всего лишь маленький, незначительный эпизод из многих страшных злодеяний фашизма.
Ты, пережил плен. Ты на своей спине испытал ненависть фашизма по отношению к тебе – советскому гражданину. Сейчас, в других условиях
ты не должен забыть её.
Вспомни! Совсем недавно, всего три  месяца тому назад, тебя морили голодом, ты ходил оборванный, грязный, в деревянных колодках, твоих товарищей расстреливали, как собак, били, пытали.
Самые жуткие картины средневековой инквизиции бледнеют, тускнеют перед картинами фашистских  расправ.
Ты знаешь, ты сам видел, как люди гибли тысячами от ужасных условий плена, как трупы их голыми бросали во рвы братских могил.
Разве  это можно забыть? Разве ты сам не был «доходягой», разве не  ждал голодной смерти? Или по твоей спине не гуляла палка, вышибая «большевистскую заразу»? Или тебя не кусали тысячи вшей, высасывая последние капли крови?
Неужели можно забыть «швайнэрай»  и  «унтермэнш»?
Разве только палачи в военной форме тебя оскорбляли?
Разве не следовали «мирные граждане» Германии, пропитанные ядом подлой пропаганды Геббельса, примерам своих молодчиков в военном мундире? Разве женщины и девушки не отворачивались в сторону, не закрывали носа платком, когда ты проходил мимо них?
Неужели ты забыл, как дети кидали в тебя камнями, как взрослые «культурные» люди искали у тебя рога на голове?
Неужели ты думаешь, что так скоро, в результате поражения Германии, отношение к тебе изменилось, тебя уважают, тебя полюбили?
Нет, тебя ненавидят, притворяются ласковыми.
То, что годами закладывалось в сознание, вышибается не так легко, не так быстро.Конечно, теперь немцы не прочь завязать с тобой знакомство,рассыпаются мелким бесом, женщины даже не прочь  поиграть в любовь.Это всего лишь низкий расчёт и ни капли искренности .Они способны на любую подлость. Ты должен знать и понимать это.
Почему же ты видишь и допускаешь дружественные тёплые связи отдельных твоих товарищей с немецким населением, с немецкими женщинами и девушками. Твои товарищи заходят к немцам на квартиры, проводят целые вечера там, дарят немцам подарки. А ты молчишь. Почему?
Почему ты терпишь это? Почему ты не спросишь их: где их честь, гордость, достоинство Советского гражданина. Ведь ясно, что наши отношения к немецкому населению должны определяться словами товарища Жукова, определяться «строгим оккупационным законом».

Никаких, кроме строго деловых, на то уполномоченными лицами , взаимоотношений с немцами быть не должно.
Всегда надо помнить, что ты выше, лучше, достойней их,
ты – гражданин Великого Советского  Союза!
Конечно, мы не должны и скатываться в обратную сторону, никакого мародёрства,  насилия, хулиганства мы допускать не можем.
Мы не воюем с безоружными людьми, мы не должны позорить нашу Красную Армию, наш Великий Народ.

                                        Сорокин.
P.S.  Сохранена авторская орфография.

                                                                       
                                      СНОП ОВСА.
Мокрые осенние дни, конец октября месяца. По дороге на Кременчуг движется колонна русских военнопленных, измученных долгим изнурительным переходом без пищи и воды.
Многие разуты и полураздеты. Среди них и я ….
По сторонам колонны на лошадях и велосипедах едут фашистские
охранники. То там, то здесь, по пути колонны остаются лежать трупы, упавших от изнурения и голода и пристрелянных конвоем людей.
Проходим через село. Женщины и дети пытаются вынести и передать нам воды и хлеба, но гитлеровцы, как цепные собаки, бросаются на них и стреляют.
Проходит двое суток с начала этапа, а во рту ещё не было ни крошки хлеба, ни капли воды. Уже сотни трупов товарищей остались валяться по обочинам дороги.
Наконец, прокатилась волною по колонне новость.
Начальник колонны объявил, что через 2 – 3 километра будет привал ,
где получим воду и питание.
Напрягаем последние силы, чтобы дойти до этого долгожданного места.
Спустя полчаса нас подводят к какому-то грязному вонючему болоту и разрешают взять воды. Измученные жаждой бросаемся к болоту и начинаем жадно пить полужидкую вонючую кашицу.
Через несколько минут раздаётся команда – строиться для получения пищи. Все в недоумении. Где продукты? Ведь кругом чистое поле и болото.
Однако колонну поворачивают в сторону от дороги и ведут по направлению скирды, находящейся приблизительно в 500-х метрах.
Подходим к скирде.  СТОЙ!
И что же вы думаете?
Начинается раздача каждому военнопленному по снопу  необмолоченного овса.
- Вот и накормили изверги!
Гады, сволочи, кровопийцы – слышатся голоса измученных людей.

                     Сорокин.
P.S.  Сохранена авторская орфография.

                        "Из семейного альбома Иогана Келлера"

На столе – четыре фотографические карточки . Как в кадрах кинофильма на них запечатлён расстрел партизан в Ростовской области глубокой осенью 1941 года . Содрогающаяся сердце , жуткая картина. Пустынная холодная шоссейная дорога. На фоне оголённых деревьев, приунывших в ожидании скорой зимы, фашисты ведут группу людей. Серые русские шинели, обнажённые головы, обветренные лица ….
Не в поисках приключений, не ради какой-то буйной жизни пошли смельчаки в партизанский отряд. Могучие пружины ненависти и злобы к проклятым чужеземным пришельцам толкнули их на путь беспощадной борьбы с врагами. Гитлеровские захватчики мерзко надругались над их жёнами, сёстрами и детьми, обагряя потоками русской крови советскую землю. И тысячи мужчин и женщин ушли в леса. У них были гордое сердце, светлый и ясный ум, твёрдые руки. Они жгли немецкие склады, гранатой и миной взрывали обозы, рубили телефонные провода .
Холодный зрачок автомата смотрит отважным русским патриотам прямо в глаза. Фашисты умышленно медлят с расстрелом. Они пробуют поиграть на чувствах людей, стоящих перед холодной пропастью могилы, пытаясь диким глумлением довести их до исступления.
Немец с багровыми щёками алкоголика, виляя тонкими ногами в голенищах сапог, щелкает затвором фотоаппарата, желая запечатлеть картину расправы над безоружным врагом.
Партизаны падают на колени, глаза горят ненавистью и отвращением к мерзким палачам: - Мерзавцы, подлецы!
Дорого обойдётся вам наша смерть!
Напряжённую тишину хмурого осеннего дня разрывают выстрелы …
На мокрые камни мостовой легли трупы убитых.
В предсмертных конвульсиях скрючены пальцы рук, лица перекошены маской смерти .
Закончив расправу, «любитель острых ощущений» унтер офицер Ганс Келлер отпечатал снимки трагической сцены и, как документ «доблести» немецких воинов, отослал снимки из Ростова – на Дону в Бохольт, в далёкую  Вестфалию.

Не каждый человек смог бы без содрогания смотреть на эти фотоснимки,
но с радостью и гордостью принял подарок «воинственного» сына Ганса бохольтский бюргер. Он не схватился в ужасе за голову, ему не вздумалось сказать: «Сын , что ты делаешь ?!» . Равнодушному чёрствому обывателю
все показалось в порядке вещей, - так учили действовать Гитлер, Геббельс , Гиммер, такова была фашистская программа уничтожения славянских народов.
И умилённые «фатер» приклеил это грязное творчество сына в семейный альбом, рядом со снимками солидных благочестивых предков и сусальными рождественскими картинками .
Он был так далёк в эти дни от мысли , что через три с половиной года его семейный альбом будут с брезгливой ненавистью перелистывать люди, освобождённые братья ростовский партизан, расстрелянных немецкими выродками  в ненастный осенний день 1941 года ….

P.S.  Сохранена авторская орфография.

РЕПАТРИАЦИЯ

Приезд офицера связи капитана Комарова в лагерь.
из воспоминаний бывших военнопленных шталага-326

Личный состав лагеря уже начал заниматься строевой подготовкой,
уже залечивались раны нанесённые фашизмом в плену. Но бывших военнопленных волновал один вопрос - увидеть представителя Красной Армии, услышать слова представителя нашей любимой далёкой Родины.
Мы не смотрели на ранги, нам хотелось увидеть или красноармейца, или командира, но только с документом на гербовой бумаге и радости и счастью нашему не было-бы пределов.
Наши мечты сбылись. 28 апреля 1945 года к нам в лагерь приехал офицер связи представителя уполномоченного СНК СССР по делам репатриации советских граждан в 3ападной Европы капитан Комаров.
Личной состав лагеря построился на площади внутри лагеря, каждый из нас жаждал момента быстрее увидать представителя Красной Армии.
Ровно в 12-00 в сопровождении капитана мед.службы Сильченко, майора Храмова, старшего лейтенанта Лысова капитан Комаров направился к месту построения. Громкое стихийное "Ура" пронеслось по рядам.
Капитан Комаров поздоровался с лагерем, в ответ ему "Здравия желаем" и после этого понеслось громкое "УРА" в честь освободительницы Красной Армии. Капитан Комаров поздравил всех бывших военнопленных с днём освобождения из фашистского плена. Он рассказал нам, что ждёт нас на Родине, что нам снова открыта дорога для учёбы, работы и службы в Красной Армии. Нашей радости и счастью не было пределов.
Было зачитано интервью генерал-полковника Ф.И. Голикова.

ИНТЕРВЬЮ УПОЛНОМОЧЕННОГО СОВНАРКОМА СССР
ПО ДЕЛАМ РЕПАТРИАЦИИ СОВЕТСКИХ ГРАЖДАН ИЗ
ГЕРМАНИИ И ОККУПИРОВАННЫХ ЕЮ СТРАН
ГЕНЕРАЛ-ПОЛКОВНИКА Ф.И.ГОЛИКОВА

В виду большого интереса, вызванного в широких советских кругах о том, что на освобождённых территориях запада оказалось многого советских граждан, находившихся в немецком рабстве, корреспондент ТАСС обратился к уполномоченному Совнаркома СССР по делам репатриации Генерал- Полковнику Голикову с вопросом относительно плана репатриации этих граждан на Родину. В ответ на вопрос тов. Голиков сделал следующее заявление:
В результате великих побед Красной Армии и Армий наших Союзников многие тысячи советских людей вырвались из вражеского плена. Разбросанные на территории: Франции, Бельгии, Голландии, Италии,
Люксембурга, Великобритании, Египта, Французской Африки и даже в США они ожидают своего возвращения на советскую Родину.
Советское правительство принимает все мере, к тому, чтобы горячее желание наших граждан было возможно скорее осуществлено. Десятки тысяч их уже возвращены из Франции, Румынии, Польши, первые 10000 прибыли из Англии. Большая подготовительная работа к репатриации советских граждан ведётся во Франции, Бельгии, Голландии и Люксембурге.
В организации дела возвращения советских граждан на Родину приходится начинать с самого элементарного: с выявления, оповещения советских граждан о возвращении их на Родину и сбора наших граждан.
Эта забота оказывается не такой простой, как можно было бы предположить на первый взгляд.
Имеются факты, когда люди враждебно настроенные к советскому госу-дарству, пытаются обманом, провокацией и т.п. отравить сознание наших граждан и заставить их поверить чудовищной лжи, будто бы советская Родина забыла их, отреклась от них и не считает их больше советскими гражданами. Эти люди запугивают наших соотечественников тем, что в случае возвращения их на Родину, они будто бы подвергнутся репрессиям.
Излишне опровергать эти нелепости. Советская страна помнит и заботится о своих гражданах, попавших в немецкое рабство. Они будут приняты как сыны Родины. В советских кругах считают, что даже те из советских граждан, которые под германским насилием и террором совершили действия, противные интересам СССР, не будут привлечены к ответственности, если они станут честно выполнять свои долг по возвращении на Родину.
Имеется много фактов, свидетельствующих о том, что тысячи советских людей, находясь в немецкой неволе, героически боролись против врага.
Так, например, известно, что на территории Франции большое число русских, армян, грузин, таджиков, украинцев ,белорусов бывших красноармейцев и офицеров Красной Армии, попавших в плен к немцам и загнанных ими на территорию Франции, восстали против немецкого командования с оружием в руках, целыми группами и подразделениями присоединились к французским партизанам и активно участвовали в освобождении Франции и Бельгии от немцев. Родина по праву может гордиться такими сынами.
Всем возвращающимся советским гражданам представляется полная возможность немедленно принять активное участие в разгроме врага и достижения победы, одним - с оружием в руках, другим - на производстве, третьим - в области культуры.
При этом всем им оказывается надлежащая помощь (материальная) и поддержка в бытовом устройстве, в лечении, учёбе и прочее.
Дети, многие тысячи которых немцами были украдены у своих матерей, будут возвращены родителям, а другие устроены в детские дома и санатории.
Вот один пример из многих: На днях войска Красной Армии, недалеко от города Мукачёв на территории Закарпатской Украины, отбили у немцев около 200 советских детей в возрасте от 2 до 15 лет. Два месяца немцы таскали их по железным дорогам, стремясь увезти в Германию, многие дети умерли в пути от болезней и истощения, причём больных детей немцы убивали.
Сейчас эти дети спасены, им выдана одежда, их лечат, подкармливают и возвращают к родным.
В настоящее время представители уполномоченного Совнаркома СССР по делам репатриации советских граждан частично уже находятся на месте в ряде стран, а другие вслед за первыми готовы к выезду.
Главная наша работа впереди. Основная масса советских людей, попавших в неволю, ещё не освобождена и находится на территории Германии. Близок день полного и окончательного разгрома врага. Он будет радостным днём освобождения наших советских братьев и сестёр, все они найдут своё место на Родине среди бойцов, сражающихся с врагом на фронте, среди строителей нашего могучего государства.
Перед советскими людьми, освобождёнными из немецкого рабства, открываются широкие возможности вернуться в родные места и в свои семьи, заняться своим делом и беззаветно служить своему народу, своему Отечеству.

С подлинным верно:
Секретарь КМО

Страданию вернули отчётливость








Основательная реставрация надгробных памятников
на кладбище советских солдат

Памятник 2011.12.10

Николай Хартманн фон Рюден (слева) и Фердинанд Лакемпер представляют отреставрированные стелы, которые установлены в начале 36 братских могил на кладбище в Stukenbrock-Senne.

Стелы стоят на месте уже 66 лет.
Надписи на них напоминают на русском, английском и немецком языках о людях, погибших в лагере для военнопленных в Штукенброк-Сенне.
И они обещают, что о погибших будут помнить всегда – и спустя много лет со времён нацистской Германии. Время сильно подточило стелы, но теперь у памяти снова достойный вид.

Более десяти лет назад по договорённости с администрацией округа и ведомством по охране исторических памятников было принято решение о том, чтобы больше не защищать надгробные памятники от ветра и других погодных условий.

И только 21-ю, 22- ю и 23-ю стелы, каждая из которых передаёт слегка изменённым текстом следующее: «Ich seid gequält worden durch Hungertod, Kälte und Verwahrlosung. Ihr seid gestorben, aber ihr wurde keine Sklaven»,
«Вас подвергли мучениям – голода, холода и побоям. Вы умерли, но не стали рабами» (русский вариант надписи – Прим. пер.) укрыли под крышей архива и заменили репликами.

Однако весной 2009 года возмущённое письмо Лутца Грёнерта из общества содействия Шталагу 326 об ужасном состоянии надгробных памятников и предстоящий визит посла Российской Федерации Владимира Котенева в Зенне вновь вызвал дискуссию. Её результат теперь можно увидеть на кладбище советских солдат. Все 36 стел из бельгийского гранита, которые обозначают начало братских могил длиной 116 метров и шириной 2,20 метра каждая, основательно отреставрированы.

Глава Управления по вопросам правопорядка Фердинанд Лакемпер и реставратор Николай Хартманн фон Рюден из фирмы «Лемкуль» продемонстрировали вчера результат многомесячных усилий стоимостью примерно 67 000 евро. Компания из Штайнфурта специализируется на реставрации и консервации объектов из природного камня, штукатурного гипса, штукатурки, а также на монументальной живописи, и работает, в первую очередь, в сфере ухода за историческими памятниками.

«Это было вызовом», - говорит Хартманн фон Рюден, - «поскольку все надписи читались с трудом». К счастью, сделанные в 2000 году фотографии надгробных памятников позволили буква за буквой реконструировать надписи. Сначала сделали негативные копии, а затем вручную подготовили под каждую букву углубление. Из них отлили надписи. «Старые пластины всё ещё находятся за отлитыми копиями», - объясняет реставратор, - «таким образом, осуществляется их консервация». Красные звёзды и орнаменты также были отреставрированы. Как выяснилось в ходе работ, часть звёзд скрывала оригинальные звёзды, изготовленные в 1945 году, в том числе из велосипедных катафотов, позднее их заменили обожжёнными и глазурованными керамическими звёздами. Сами стелы теперь покрыты погодостойким, водоотталкивающим и паропроницаемым слоем, благодаря чему она сохранят свой внешний вид на много лет.

По словам Фердинанда Лакемпера, в следующем году городские власти собираются потратить около 88 000 евро (выделенные, наконец, из федерального бюджета) на проведение дальнейших работ на братском кладбище, на котором покоятся останки десятков тысяч военнопленных. На входе посетителей будет встречать информационная табличка.

СЮЗАННА ЛАР

По материалам сайта: http://www.nw-news.de/lokale_news/shs/
schloss_holte_stukenbrock/5516894_Das_Leiden_ist_wieder_lesbar.html