?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: общество






70-летию Великой Победа посвящается
Проект «НЕИЗВЕСТНАЯ  ВОЙНА».

img107-site

Вот и настал на Земле день, «когда настоящее стало прошедшим», когда люди XXI века говорят о Великом Времени и неизвестных героях, творивших историю.…
Не было неизвестных героев.
Была неизвестная война.
О ней не передавались сводки боевых действий .
Не отдавались Приказы Верховного Главнокомандующего.
Не вручались ордена победителям.
Не спешила фронтовая почта доставить треугольник «Ваш сын…»,
«Ваш дед….», «Ваш отец…».
На эту войну не поставляли свою продукцию авиационные  и танковые заводы, не плавили сверхплановый металл и не добывали уголь «В Фонд обороны» фронтовые молодёжные бригады.
Россия не объявляла на этой войне долгожданный и выстраданный День  Победы. И не имеет и сегодня морального права на его провозглашение.
Ибо с этой неизвестной войны ещё не вернулся последний Солдат.
Их было 11 миллионов.
11 миллионов томившихся за колючей проволокой «городов смерти» - лагерей, опутавших землю Европы в 30-40 г.г. ХХ века.
11 миллионов заживо сожжённых , расстрелянных , встретивших свой последний земной час на виселицах, в газовых камерах, в лабораториях  нацистских медиков, творивших свои опыты на подневольных, в недрах каменоломен , в опасных дорогах побегов.
Их было 11 миллионов население немалого государства, сметённого

с лица Земли «силой без морали».
У граждан «Городов смерти », не было имён, фамилий, воинских званий.

Их заменяли скупые, наштампованные в годы подготовки  ко Второй Мировой миллионами штук, алюминиевые бирки на шнурках – на шею, номера на полосатых куртках.
Нацизм рассчитал отнять у них всё: жизнь, их труд, их волосы, зубы, даже  пепел их тел – скелетов, тоннами копившийся в черных печах крематориев.
Нацизм ставил их на колени.
Но глаза незрячие открывают они.
Но в крови горячечной восстают они.
Поднимаются изо рвов безымянных могил.
Стучатся в Память нашу.



Почти каждый день я получаю письма: «Помогите», «Не встречалась ли Вам фамилия?», «Что известно Вам о …».
«Во время войны всю нашу семью, за то, что отец был политруком ,немцы четыре раза водили на расстрел. Неужели погибли все люди, которые знали моего отца?». (Латвия, Рига.)

«Об отце я помню только: он был высокого роста. Носил фуражку. Когда приходил с работы на обед, подбрасывал меня на руках высоко – высоко …».
(Алла Садовая, Украина, Ялта)

Им, в основном воинам первых лет Великой Отечественной, годов трагически тяжелейших, выпала доля войны в двойном размере.
Весна Победы – май сорок пятого, неповторимый и незабываемый.

Возвращались на восток – на Родину эшелоны фронтовиков.
Паровозы, вагоны в плакатах: «Встречай Родина – мать» победителей,
в цветах.

В вагонах (чаще товарных) песни, переливы гармоник, а то и  трофейных аккордеонов. На каждой станции оркестры, флаги, жаждущие  толпы вдов, детей, стариков. «А мой не здесь ли?».
А те, кому выпало испить до дна горькую чащу «бывших пленных», и не могли в страшном, тревожном военном сне подразумевать, какие послевоенные годы уготованы им на родной земле.
Трибуналы…Трибуналы… Трибуналы…
Конечно, военным преступникам, изменившим присяге и стране, не могло быть прощения.
Но уж слишком рьяно, с широким вихрем размаха опустила «Фемида» свой  карающий меч на головы вернувшихся из плена.
Шли…Шли…Шли… эшелоны и пароходы на «планету» Колыму,

в северные лагеря Урала, Инты, Воркуты, Печеры.
Суды творились скорые, и очень, к великому сожалению, далеко не всегда  правые.
…Погибнет в Колымском лагере от «сердечной недостаточности»  Игорь Захарко. Совершивший побег из плена, добравшийся до партизан, ставший командиром батареи в партизанском соединении на Украине. А его мать – старая учительница умрёт в нищете, с ярлыком «мать офицера изменника Родины»..
…Опухнут ноги – после восьмимесячного пребывания в камере                              Военной прокуратуры СКВО на Будёновском проспекте Ростова-на-Дону– Василия Подлесного. Капитана авиации. Совершившего побег из плена и создавшего чешский партизанский отряд «Русского лётчика Василя».

… Босая, в арестантской робе чистила коровник в глухомани степного Казахстана маленькая, тихая, беззащитная Вера Максимовна Никитина, её муж командир VI кавалерийского корпуса генерал-майор Иван Семёнович Никитин, организатор первой подпольной организации  сопротивления в лагерях советских  военнопленных в Германии. В январе 1942 года он был расстрелян в тюрьме гестапо.
«Ваня не мог быть предателем, - тихим голосом, глотая слезы, говорит Вера Максимовна,- мы дружили с детства, мы жили на одной сельской улице»…


С неизвестной войны, о которой я рассказываю, возвращаются и сегодня.
Возвращаются спустя почти 70 лет, после последних залпов Великой отечественной.
Возвращаются непокорённые.
Возвращаются, чтобы занять своё место в строю Победителей.
Возвращаются, неся нам сквозь годы правду о войне, правду о себе.
Возвращаются и будут возвращаться, вопреки всем грязно трусливым потугам любителей «переписать историю Великой Отечественной».
Если дерево оторвать от его корней, оно погибает – исчезает с лика Земли  бесследно.

Когда народ утрачивает свои корни – Память свою - он погибает.


Но это – только начало большого похода, имя которому: «Вернуть  в строй» пропавших без вести. Нет безымянных героев. Были наши деды, прадеды, отцы, братья, сестры, родные.


Дорогие читатели!
Я очень рассчитываю на вашу помощь, Ваше участие, Ваши советы.
Пусть, наконец, будет обнаружен холмик, на который в День Поминовения  родные смогут возложить цветы, возжечь свою свечу Памяти, поплакать и  мысленно обратиться: «Мой родной, незабвенный».
Когда умирает один человек – умирает все человечество.
Вернём же в духовную нашу жизнь достойных Бессмертия.


Сайты проекта «Неизвестная война»:
http://unknown-war.livejournal.com/
http://its-unknown-war.blogspot.com/   Google translator

1941 ГОД - ПЛЕН








Шталаг 326(VI-К) был построен на костях русских военнопленных,  каждый кирпич, каждая стенка  барака, каждый метр колючей изгороди  были пропитаны русской кровью, куплены ценою неимоверно тяжелых страданий и унижений русского человека.

img050 (Копировать)
                 первые военнопленные в шталаге-326

Из рассказа бывшего военнопленного лейтенанта Здор Дмитрия Марковича из села Владимировка, Добрянского района, Черниговской области:
«Это было 7 июля 1941года .Истощённые, измученные до полусмерти дорогой, без воды и пищи тянулись длинной колонной русские военнопленные со станции Хёвельхоф (Hővelhof) в лагерь З26. Это был второй транспорт, прибывший в Шталаг-326.
В шталаге мы получили по 3-4 картофелины и по кусочку чёрного суррогатного хлеба. На ночь мы оставались под открытым небом и, чтобы согреться, развели костры. Но греться нам не пришлось, так как немцы открыли по горящим кострам стрельбу.

Утром построили всех в колонны,  и мы стояли по команде "смирно" около четырёх часов, дожидаясь глотка чаю. Построение происходило при помощи собак и палок. Когда собака сбивала с ног военнопленного, к нему подскакивали 3-4 немца и избивали его до потери сознания.
Кто, по мнению немцев, был плохо умыт, того тащили к помпе и поливали холодной водой в течение 10-15 минут.
После обеда снова всех выстроили. Появились солдаты в черных фуражках. Это были гестаповцы (СС). Они выводили из строя всех, кто им казался похожим на еврея. Находившиеся в строю должны были в это время стоять по команде "смирно". Если кто поворачивал голову или шевелился, то получал по голове удар резиновой дубинкой. Подобные  построения повторялись на протяжении нескольких дней ,иногда эсэсовцы приносили с собою  сырую брюкву и бросали  её в строй  военнопленных. Кто посмел наклониться и взять брюкву, тот подвергался  жестокому  избиению, для  большей "острастки"  при  этом поднимали  стрельбу из автоматов и пистолетов».

За вторым транспортом вскоре прибыл третий, четвёртый  и лагерь к концу июля 1941 года уже насчитывал более 12 000 человек.
Стояли пасмурные дни, часто шёл дождь. Жить под открытым небом было невозможно. В середине июля, с разрешения немцев, люди начали рыть ямы для жилья. Это был тяжёлый ,каторжный труд. Лес пилили колючей проволокой, землю копали котелками и ложками , сосновыми сучьями. Через две недели лес покрылся сплошными ямами, сверху закиданными брёвнами и древесной хвоей. При беспрерывном дожде ямы наполнялись водою. Нередко они обваливались, заживо погребая людей. После  отбоя  люди не имели права выходить из своих нор. Оправлялись в ямах. Тех, кто выходил наружу, расстреливали из автоматов.


img065 (Копировать)
                         норы-землянки в шталаге-326


img066 (Копировать)
                       в норе-землянке


Из рассказа бывшего военнопленного Куценко :
Харьковская обл., Дворичанский район, село Вильшаны
«Однажды, в начале августа 1941 года 60 пьяных эсэсовцев  с собаками, с криками ворвались в лагерь. Овчарки вскакивали в землянки, в которых мы тогда ещё жили, и вытаскивали наверх больных и слабых. Фашистские солдаты разрушали наши "квартиры", докалывали штыками оставшихся там людей. В течение 30-40 минут все было сравнено с  землёй. Много пленных было заживо погребено в землянках. Потом  нас согнали  в один угол - собаки рвали зубами, а часовые без разбора били прикладами и кололи штыками.

За время "штурма" было убито и  завалено землёй 56 человек. Такая участь постигла и  одного моего товарища. Не помню его фамилии. Знаю только, что звали его Ваней,  что был он из Москвы. Я жил с ним в одной землянке, он что-то приболел, и когда начался штурм, видимо, не успел выскочить.
На другой день после "штурма" я откопал его труп, Он был синий, весь покусанный собаками».

В середине сентября 1941 года началось строительство бараков.
Военнопленные, получавшие мизерный пищевой рацион, к этому времени представляли собой совсем обессиленную и нетрудоспособную массу.
Их постоянно мучил острый голод. Насколько был силен этот голод, говорит то, что в лагере была съедена  вся трава - люди с каждым днём слабели.
И вот этих слабых, голодных, измученных людей стали выгонять на строительные работы. Немцы каждый день строили без всякого разбора тысячи военнопленных  и гнали их за 7 километров от шталага на станцию Хёвельхоф   за стандартными щитами для будущих бараков. Больные и слабые, которые не в состоянии были выдержать долгого пути с тяжестью на плечах, падали, их кололи штыками, били прикладами, пристреливали. Остальные, качаясь от ветра, сгибаясь под непосильной ношею, медленно продвигались под пинками и ударами немцев. Взявшие щиты первыми  уходили далеко вперёд, а  последним приходилось их догонять бегом , упавших без чувств клали на щиты и несли в лагерь. Часто немцы, во время марша, находили забаву в том, чтобы толкнуть несколько человек, заставить их упасть и смеялись над придавленными под щитами людьми.

С 12 часов до 13 часов раздавали обед - один литр "баланды" из травы - и гнали вновь на работу до 20 часов. Таким образом, рабочий день, начинавшийся в 7 часов утра, длился 12 часов. Уклонявшихся от работы немцы ловили и избивали, а затем привязывали на 2-3 дня колючей проволокой к деревьям, не давая им в течение этого времени ни хлеба, ни  воды.

                                

В начале октября 1941 года в западной части лагеря было построено 5 первых бараков, но жить в них не разрешалось, и военнопленные по-прежнему продолжали прозябать в ямах. Глубокой  осенью в этих бараках разместили штатных работников, обслуживавших лагерь (полицейских, банщиков, поваров, санитаров и др.).
img068 (Копировать)
                нора землянка, на заднем плане первые бараки

К концу лета 1941 года в шталаге-326 находилось  значительное количество русских военнопленных, прибывших из различных  сборных лагерей. Они жили в ужасных  бытовых условиях. Грязь, скученность, отсутствие бани и какой  бы то  ни было дезинфекции, привели к большой завшивленности военнопленных. Угроза распространения  брюшного тифа нависла над лагерем. В порядке очередной "заботы" о военнопленных немцами были  привезены  походные дезинфекционные установки и поставлены прямо под открытым небом. Началась  "санитарная обработка".
Люди раздевались, мылись пять минут под душем, а потом (осенью, часто под холодным дождём) мокрые, стучащие зубами от холода, в течение 2-х часов ожидали своих вещей. Тёплой воды, как правило, не хватало и многим приходилось мыться совершенно холодной водой.
Всех, кто пытался избежать холодной ванны, безжалостно избивали палками и обливали в довершение холодной  водой  из шланга.

Питание было рассчитано на  то, чтобы пленный постоянно ощущал голод и умирал медленной мучительной смертью. На почве систематического недоедания у большинства пленных появились голодные отеки.
Нормы  питания не обеспечивали и половинных потребностей для нормального существования человека, военнопленные получали
700-900кал-в 1941 году, 400-500 кал в 1945 году.
Хлеб (300 гр – в 1941 году,180 гр  с марта 1945 года) был сырой, с примесью суррогатов, чёрный, по внешнему виду напоминающий  торф.
Для пленных пищу  варили  из отбросов  овощей  и зелени, непригодных даже для кормления скота – полугнилой  брюквы, гнилого картофеля или картофельных очистков, ботвы свекольной, турнепса и др. зелени. Вся  эта "продукция" не только не чистилась, но даже и не мылась. Её окачивали холодной  водой, резали и в таком  виде закладывали в котёл, соли часто недоставало. Зимой, вместо свежей  брюквы, и зелени пленным варили сушёную брюкву и какую-то сушёную траву.
Недоброкачественная пища из продуктов-суррогатов, гнилых овощей и зелени вызывала широкое распространение желудочно-кишечных заболеваний. У голодных, истощённых людей ослабленный организм не оказывал достаточного сопротивления инфекционным заболеваниям, которые принимали эпидемический характер.
Но даже и того, что было положено по утверждённым немцами  голодным нормам суточного рациона, пленные   полностью  не получали и  нормы  оставались только  пустой  бумажкой, т.к. наиболее ценные, доброкачественные продукты расхищались немцами.
Вследствие  этих причин смертность  среди пленных получила большой размах.
Измученные продолжительным голодом пленные   становились  тенями.   При росте в 176 см. вес истощённых пленных составлял только 42 кг.(!!!).
В бане  на раздетых пленных страшно было смотреть - скелеты, кожа да кости.

img110-pic (Копировать)
                  Рисунок бывшего военнопленного Глинова А.С.

В «Обобщённом банке данных о защитниках Отечества, погибших и пропавших без вести в период Великой Отечественной войны и послевоенный период» есть следующие записи о первых погибших в
шталаге-326:
через семь дней после прибытия первой партии военнопленных, отделением учёта шталага-326 (VI К) была зафиксирована смерть:

Номер записи       81791562
Фамилия     Покусоян
Имя   Микола
Дата рождения     06.12.1919
Воинское звание  солдат
Судьба        погиб в плену
Дата смерти         13.07.1941

Номер записи       81791563
Фамилия     Куземушкин
Имя   Пётр
Дата рождения     15.08.1918
Воинское звание  солдат
Судьба        погиб в плену
Дата смерти         13.07.1941

17 июля 1941 года - умер от огнестрельного ранения рядовой Колакобин (Кдаробен) Георгий Алексеевич.
Номер записи       300204619
Фамилия     Колакобин (Кдаробен)
Имя   Георгий
Отчество    Алексеевич
Дата рождения     12.06.1920
Судьба        Погиб в плену
Дата смерти         17.07.1941
Адрес родственников: Ставропольский край, ст. Беслан корп. 30 кв. 2
                                      Александра Игнатьевна

Их тела были похоронены на окраине кладбища церковного прихода
Святого Ахатия в Штукенброк-Зенне.

В августе 1941 года число умерших начало увеличиваться, и в начале сентября лагерю военнопленных было отведено собственное кладбище в непосредственной близости от церковного кладбища.
В течение следующих лет в 36 общих могилах, длина каждой из которых составляла около 116 метров, были захоронены тысячи советских военнопленных, умерших в шталаге и находящемся неподалёку госпитале Штаумюле и на работах в ближайших окрестностях.


В тот день, когда в шталаг 326 прибыли две первых партии военнопленных, насчитывавших около 4000 человек, в газете "Вестфелишес Фольксблатт Падерборн"  была опубликована статья:
«Их последний бой.
Большевистские нелюди в немецком плену (отрывок)».

Вполне возможно, что судьба военнопленного столь сильно угнетает
солдата, что он теряет душевное равновесие и меняется внешне. Этот процесс отражается и на его лице. Так было во Франции. Однако то, что здесь могут увидеть жители Центральной Европы - это самая примитивная
и низменная часть белой расы. Настоящие лица преступников, бычьи шеи, плоские лбы и лживые, коварные взгляды. В таком виде проходят перед
нами борцы за свободу и права человека, порабощённые, раздавленные существа, слабые, еле волочащие ноги, больше похожие на обитателей джунглей, чем на солдат. Даже их грязная, никуда не годная военная форма наводит на интересные мысли. Это не только грязь дорог и лесов, это не только следы пребывания солдат под открытым небом - ведь и нам приходилось бывать в таких условиях - это старая грязь, приставшая к отвратительному обмундированию ядовито-зелёного цвета, это неряшливость и распущенность.
А вот вновь появилось несколько фигур, похожих на крадущихся кошек, с широкими скулами и восточным разрезом глаз. Тупо и бездумно плетутся они в колонне за идущим впереди человеком, садятся вслед за ним и встают, когда тот поднимается.  Человеческое стадо, лишённое всякой духовности и культуры, посланное Москвой на борьбу за свободу и всемирное обновление! Эти оторванные от жизни существа, скорее, животные, чем люди, идущие сейчас в плен, возможно, ещё совсем недавно шагали под советским знаменем под громкие звуки "Интернационала", чтобы повсюду бить фашистов, о которых они не имели никакого представления...
Эти фанатики большевизма, эта подлая солдатня - опасные враги, и лучше всего это знают наши солдаты из опыта прошлых боев. Такой враг не воюет открыто и честно, его оружие - коварство и организованный грабёж. Эти животные, убившие из засады уже многих немецких солдат, как правило, прячутся от крупных подразделений, предпочитая нападать на отдельных немецких военнослужащих. Такая тактика как две капли воды напоминает методы уличного боя, которые Москва когда-то хотела применить в гражданской войне в Германии. Уже не раз пленные русские коварно нападали на немецких караульных солдат ночью или при прохождении колонны пленных через лес, чтобы завладеть оружием. Однако в таких случаях с ними не церемонились. Нет никаких сомнений: большей частью
в колоннах военнопленных мы видим отъявленный коммунистический
сброд с преступными инстинктами и подлыми лицами.
Когда видишь эти орды, рассудок и сердце отказываются понимать, за
что природа так плохо обошлась с человеческой расой. Неужели это представители народа, который до коммунистической эры все же подарил миру известных художников и учёных? Нет, в этих заключённых, самому старшему из которых не более 30-35 лет, мы впервые видим олицетворение плодов тлетворного влияния большевизма на русский народ. Это потрясающая по своей трагедии картина, показывающая, во что превратился здоровый по природе народ из-за жизненного кредо еврейского коммунизма. Политическое сознание и нравственность всех этих людей, марширующих теперь в немецкий плен, сформировались под воздействием большевизма, который апеллировал только к самым низменным инстинктам, убивая души ещё в раннем детстве и делая их невосприимчивыми к ценностям европейской культуры. Большевизм привил славянству тупую ненависть ко всему, что не является коммунистическим. Так появились воспитанные на идеологии большевизма неполноценные люди, которых теперь Москва ведёт в бой против нас, и при помощи, которых она когда-то хотела обратить мир в новую веру и достичь "новой справедливости ". При виде этих неполноценных людей приходишь к полному убеждению, что, действительно, давно пора полностью искоренить большевизм - это регрессивное направление развития человечества.


Источник: Их последний бой. Большевистские нелюди в немецком плену.
Вестфелишес Фольксблатт Падерборн, г. Падерборн, 10.07.1941.
Отто Рейнхард // Шталаг 326 (VIK) Зенне – лагерь военнопленных в Вестфалии. – Борхен: Янус Друк, 2001. – 59 с.








Основательная реставрация надгробных памятников
на кладбище советских солдат

Памятник 2011.12.10

Николай Хартманн фон Рюден (слева) и Фердинанд Лакемпер представляют отреставрированные стелы, которые установлены в начале 36 братских могил на кладбище в Stukenbrock-Senne.

Стелы стоят на месте уже 66 лет.
Надписи на них напоминают на русском, английском и немецком языках о людях, погибших в лагере для военнопленных в Штукенброк-Сенне.
И они обещают, что о погибших будут помнить всегда – и спустя много лет со времён нацистской Германии. Время сильно подточило стелы, но теперь у памяти снова достойный вид.

Более десяти лет назад по договорённости с администрацией округа и ведомством по охране исторических памятников было принято решение о том, чтобы больше не защищать надгробные памятники от ветра и других погодных условий.

И только 21-ю, 22- ю и 23-ю стелы, каждая из которых передаёт слегка изменённым текстом следующее: «Ich seid gequält worden durch Hungertod, Kälte und Verwahrlosung. Ihr seid gestorben, aber ihr wurde keine Sklaven»,
«Вас подвергли мучениям – голода, холода и побоям. Вы умерли, но не стали рабами» (русский вариант надписи – Прим. пер.) укрыли под крышей архива и заменили репликами.

Однако весной 2009 года возмущённое письмо Лутца Грёнерта из общества содействия Шталагу 326 об ужасном состоянии надгробных памятников и предстоящий визит посла Российской Федерации Владимира Котенева в Зенне вновь вызвал дискуссию. Её результат теперь можно увидеть на кладбище советских солдат. Все 36 стел из бельгийского гранита, которые обозначают начало братских могил длиной 116 метров и шириной 2,20 метра каждая, основательно отреставрированы.

Глава Управления по вопросам правопорядка Фердинанд Лакемпер и реставратор Николай Хартманн фон Рюден из фирмы «Лемкуль» продемонстрировали вчера результат многомесячных усилий стоимостью примерно 67 000 евро. Компания из Штайнфурта специализируется на реставрации и консервации объектов из природного камня, штукатурного гипса, штукатурки, а также на монументальной живописи, и работает, в первую очередь, в сфере ухода за историческими памятниками.

«Это было вызовом», - говорит Хартманн фон Рюден, - «поскольку все надписи читались с трудом». К счастью, сделанные в 2000 году фотографии надгробных памятников позволили буква за буквой реконструировать надписи. Сначала сделали негативные копии, а затем вручную подготовили под каждую букву углубление. Из них отлили надписи. «Старые пластины всё ещё находятся за отлитыми копиями», - объясняет реставратор, - «таким образом, осуществляется их консервация». Красные звёзды и орнаменты также были отреставрированы. Как выяснилось в ходе работ, часть звёзд скрывала оригинальные звёзды, изготовленные в 1945 году, в том числе из велосипедных катафотов, позднее их заменили обожжёнными и глазурованными керамическими звёздами. Сами стелы теперь покрыты погодостойким, водоотталкивающим и паропроницаемым слоем, благодаря чему она сохранят свой внешний вид на много лет.

По словам Фердинанда Лакемпера, в следующем году городские власти собираются потратить около 88 000 евро (выделенные, наконец, из федерального бюджета) на проведение дальнейших работ на братском кладбище, на котором покоятся останки десятков тысяч военнопленных. На входе посетителей будет встречать информационная табличка.

СЮЗАННА ЛАР

По материалам сайта: http://www.nw-news.de/lokale_news/shs/
schloss_holte_stukenbrock/5516894_Das_Leiden_ist_wieder_lesbar.html

Profile

stalag326
Мирослав Хоперский
http://sites.google.com/site/stalag326/

Latest Month

March 2015
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner